Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Закон - это кристаллизация общественных предрассудков.
Ян Флеминг, английский писатель
Latviannews
English version

Русь-200

Поделиться:
«Исторический день» обращения Путина, анонсированный пропагандой, прошел в Украине гораздо спокойнее, чем в России. Россияне искали в интернете информацию о том, как уехать из страны или хотя бы получить отсрочку от службы в армии — об этом свидетельствует статистика запросов Google. Украинцы 20 сентября и утром следующего дня уже буднично отражали российскую агрессию: военная сводка ВСУ по итогам дня упоминала число артиллерийских и ракетных обстрелов и число уничтоженной техники.

Паника РФ и безразличие Украины не случайны. Объявление Путиным якобы частичной, ограниченной (об этом ниже) мобилизации гораздо опаснее для самих россиян.

Еще недавно главной проблемой граждан России была невозможность купить валюту или уход из страны западных брендов, а теперь национальным спортом мужчин станет спасение от фронта, сохранение жизни, здоровья и, по возможности, свободы.

Владимир Путин очень хочет войти в какую-нибудь историю и тащит за собой народ, который еще надеялся пожить.

Пятнадцатиминутная утренняя речь российского президента, записанная накануне и переданная в эфир в 9 утра 21 сентября, была построена по классическому канону его обращений к нации. Блок про международную политику был основным, и здесь Путин похвалил себя за мудрость (решение о начале специальной военной операции было правильным), поругал своих врагов (Запад не оставил нам другого выбора, а Украина имеет дерзость сопротивляться, а ведь он предлагал ей, красавице, терпеть), а также заявил, что на кон поставлено само существование России и ее суверенитет (зачем ставил?).

Решением частных затруднений, возникших в ходе специальной военной операции, названа мобилизация, то есть, называя вещи своими именами, принудительная отправка гражданских лиц на убой. Блок про социальную поддержку военнослужащих был кратким, но эффектным: здесь президент РФ заявил, что все мобилизованные будут получать деньги наравне с контрактниками. На этом месте в речах мирного времени в качестве решения всех вопросов возникала «единоразовая выплата в десять тысяч рублей», но на войне расценки чуть выше.

И наконец главная часть политического наследия Путина: вещь, о которой он говорит с нескрываемым наслаждением — готовность применить ядерное оружие в ответ на «ядерный шантаж Запада».

Тормозов нет, как и пути назад: военно-стратегическая игра, в которую Путин превратил российские и украинские жизни, может закончиться либо полным крахом стратега, либо неким «новым мировым порядком». Интересно, что российская пропаганда, заявляющая, что нужно идти ва-банк, потому что другого пути (кроме Гааги) нет, оказывается точна в своих оценках. В действиях Путина политологи еще ищут следы какого-то тонкого политического расчета, но в действительности его действия после 24 февраля настолько предсказуемы, что анализировать их с полным пониманием дела может любая говорящая голова Первого канала. Дистанции между пропагандой и политическим руководством РФ больше не существует.

Путин, а за ним и Шойгу выступили в том духе, что поводов волноваться нет: для построения их «нового мирового порядка» на «линии соприкосновения» не хватает каких-нибудь 300 тысяч резервистов, так что мобилизация якобы коснется только людей, имеющих военные специальности, служивших в армии и имеющих военный опыт. Трудно понять, на каких войнах должны были получать опыт 300 тысяч человек в России, но факт заключается в том, что в опубликованном тексте указа Путина нет ничего, что делало бы мобилизацию «частичной» (кроме заголовка).

Указ состоит из 10 пунктов, первый из которых объявляет мобилизацию немедленно, с 21 сентября. Второй пункт приравнивает мобилизованных к контрактникам, а третий определяет их уровень денежного вознаграждения. Четвертый пункт объявляет бессрочными контракты о прохождении воинской службы, которые должны будут действовать до окончания периода мобилизации, и лишает права граждан разрывать их в добровольном порядке. Этот пункт может распространяться на всех контрактников, и он фактически будет удерживать их в рабстве у Министерства обороны, лишая их возможности прекратить участие в боевых действиях на законных основаниях. Согласно пятому пункту, выйти из контракта можно лишь по старости, состоянию здоровья или после приговора суда, связанного с лишением свободы. У России три пути, как утверждалось в одной довоенной песне.

Шестой пункт указа возлагает на федеральное правительство обязанности по финансированию мобилизации.

Седьмой пункт на официальном сайте Кремля на момент публикации отсутствует, просто пропущен. Это «пункт для внутреннего пользования», обращенный к Минобороны: гражданам не положено знать полный текст документа, на основании которого их отправляют на войну, по соображениям секретности. Дмитрий Песков заявил, что в этом пункте обозначено общее число мобилизованных, предположительно те самые 300 тысяч.

Восьмой пункт назначает ответственными за мобилизацию — рекрутерами — руководителей российских регионов (это важно и об этом ниже), а вот сроки и число мобилизованных определяет заказчик — Министерство обороны.

Девятый пункт предоставляет отсрочку от мобилизации работникам оборонных предприятий и устанавливает, что другие категории отсрочки определяются правительством. Десятый пункт гласит, что указ вступает в силу с момента публикации, то есть он уже начал действовать.

Никаких признаков «частичности» мобилизации в тексте указа нет. Согласно нему, Министерство обороны запрашивает от каждого региона столько резервистов, сколько сочтет нужным, губернаторы обязаны этих людей призвать, а правительство определить список исключений, если они будут, и поставить мобилизованных на довольствие. Под мобилизацию, согласно этому документу, может попасть любой военнообязанный.

В Госдуме уже порекомендовали запретить военнообязанным покидать не только страну, но и постоянное место жительства — как на практике это будет реализовано, не ясно.

Накануне Госдума повысила боевой дух российской армии, экстренно приняв законы, ужесточающие или вводящие уголовную ответственность за неявку на сборный пункт, военные сборы, добровольную сдачу в плен и мародерство — в условиях мобилизации или военного времени. И как видите, мобилизация у нас уже есть. К праву в собственном смысле слова этот танец экстренных «законов» и «указа», в котором пропущен пункт, не имеет никакого отношения. Но зато мобилизационная ситуация создана из подручных средств, без каких-либо ограничений и всего за пару дней.

В том же пакете поправок Госдума приняла закон о предоставлении российского гражданства иностранцам, заключившим контракты на службу в армии. Основным лоббистом этого закона мог быть мэр Москвы Сергей Собянин, который в тот же день заявил, что в миграционном центре Сахарово будет развернуто представительство Министерства обороны, чтобы граждане могли записываться на войну со всеми удобствами. Жемчужиной благоустройства стала велодорожка в Херсон для жителей Центральной Азии. Если вы «местный», «белый» мужчина, то центральные районы Москвы в эти дни, наверное, самые безопасное место в России — трудно представить себе, что мобилизация пройдет там по Луганско-Донецкому сценарию, когда вооруженные люди отлавливали мужчин на улицах и отправляли их на фронт, вручив старое стрелковое оружие.

Имеет ли мобилизация какой-то военный смысл, станет ясно несколько месяцев спустя, когда части бывших гражданских достигнут фронта. Два главных вопроса сейчас: по какой модели будет проходить мобилизация и как отреагирует на нее российское общество.

Судя по всему, нас ждет великое коррупционно-бюрократическое состязание между регионами, карьеры руководителей которых будут завязаны на выдачу «живой силы» в распоряжение Шойгу. С другой стороны, в отношении конкретного резервиста, обладающего связями и деньгами, всегда можно будет «решить вопрос». Путин заявил, что мобилизация начата по просьбе Министерства обороны, но, кажется, и президент РФ, и это ведомство преувеличивают мобилизационные компетенции своего аппарата. За фасадом пиар-армии Шойгу скрываются старые военкоматы, некомпетентные сотрудники и неработающие процедуры. Повестки будут выписываться, а граждане исчезать в неопределенном направлении — очередей у сборных пунктов по-прежнему не ожидается.

В этом ключе может строиться и реакция российского общества, по крайней мере первоначальная: начнется великий побег от воинской обязанности, ведь у большинства мужчин в России уже есть подобный опыт.

Россияне постараются уклониться от мобилизации, выбирая надежду на комфортную жизнь, а не на смерть в окопе. Ведь официально даже никакой войны по-прежнему нет. Бунта пока можно не ждать, но саботаж уже начался.

По старой советской традиции указ о мобилизации совпал с «инициативами народных масс» на оккупированных территориях, которые немедленно потребовали включить их города в состав РФ. Мобилизованным предлагают погибнуть за «исторические земли Новороссии», которые будут объявлены территорией РФ вопреки международному праву и здравому смыслу.

Начав беспричинную, агрессивную войну против соседней суверенной страны, аннексируя ее территории, уничтожая собственных солдат ради иллюзий геополитики и любительских лекций по истории, шантажируя мир ядерной бомбой, и, наконец, начав мобилизацию, Владимир Путин объявил войну своему народу и стране. 

novayagazeta.eu
22-09-2022
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№12(153) Декабрь 2022
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Андрис Америкс: "Кризис ускорит переход к зеленой энергии"
  • Киров Липман: "Я вкладываю в GRINDEKS  всю душу и сердце"
  • Дмитрий Орешкин : "Россия все больше зависит от "вашингтонского обкома"
  • Андрей Плахов: "Висконти знал, что фашизм не умер"