Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Продвигаясь вперед, наука непрестанно перечеркивает сама себя.
Виктор Гюго, французский писатель
Latviannews
English version

Кто ответит за провал на фронте - Кариньш или Павлютс?

Поделиться:

Бен Латковскис, Neatkarīgā 

Поскольку данные в связи с Covid-19 свидетельствуют о худших, чем ожидалось, тенденциях развития, премьер-министр Кришьянис Кариньш созвал в понедельник заседание Совета по управлению кризисом. На нем рассматривались новые ограничения, решение по которым правительству были приняты вчера. Правда, популярный в социальных сетях врач-анестезиолог Робертс Фурманис указал, что тенденции не хуже, а именно те, которые предсказывали врачи, но которые правительство ранее игнорировало.

Ситуация в войне с пандемией стремительно ухудшается, и кажется, что противник - вирус SARS-CoV-2 - не только перешел в масштабную контратаку, но и полностью разрушил линию фронта.

По всем законам военного времени, а фактически в состоянии войны мы находимся почти два года, за такое поражение кто-то должен нести ответственность.

Нынешние дискуссии о больших и малых ограничениях: о том, как заставить тех, кто еще не сделал этого, пройти вакцинацию, споры об отдельных тактических мероприятиях. Пора поговорить о том, что происходит, в более широком контексте. О стратегии правительства и провале этого стратегического плана.

Если использовать военную терминологию, в чем заключалась стратегическая задача и стратегический план кампании 2021 года? Напомню, что 7 января этого года сменился начальник условного генерального штаба, и Даниэль Павлютс занял должность министра здравоохранения. Его задача осталась прежней - победить армию вируса SARS-CoV-2 и выиграть войну против Covid-19. Стратегия победы, предложенная Павлютсом, основывалась на двух основных направлениях атаки. Первый заключался в сохранении максимальных ограничений как можно дольше, а второй - в максимальном увеличении вакцинации населения. Оба эти направления были поддержаны правительством.

Ограничения сохранялись до тех пор, пока показатели заболеваемости не стали незначительными. Напомним, что в мае чемпионат мира по хоккею в Риге прошел без присутствия зрителей. Опережая события, мы видим, что чрезмерно длительные ограничения весной / летом, вероятно, сказались с трудностями (нежеланием) ввода более строгих ограничений сейчас, когда уровень заражения несопоставимо выше, чем в апреле / мае.

Оставим за скобками вопрос, насколько вообще существенно воздействие этих ограничений на распространение пандемии. Чтобы избежать недоразумений, вопрос не в том, дают ли ограничения что-то или нет. Речь идет о другом. О том, в какой мере (большой или маленькой) эти ограничения влияют на общий уровень инфицирования, если только люди полностью ни изолированы у себя дома.

Однако если первое направление (ограничения) рассматривалось как дополнительный маневр для достижения победы, то главный удар по Covid-19 заключался в планировании второго направления - комплексной вакцинации. Эта выигрышная стратегия была полностью принята правительством, что безоговорочно дало зеленый свет и развязало руки для создания Бюро вакцинации. План был основан на предположении, что массовая вакцинация населения, даже в худшем случае, если не будет достигнуто хотя бы 70% вакцинированных и переболевших (получивших иммунитет естественным путем), предотвратит повторение такой же ситуации, какая была прошлой зимой, когда в больницах оказалось более 1500 пациентов.

Если мы посмотрим на то, о чем говорили с начала января Павлютс и теперь разогнанный экспертный совет, который в основном состоял из не связанных с медициной, идеологически настроенных преподавателей социальных наук, то мы увидим, что речи постоянно звучали только об этих двух делах: 1) как ограничить человеческие контакты, и 2) как увеличить «охват» вакцинацией, где огромный упор был сделан на борьбе с «дезинформацией».

О нелепостях в этой «борьбе с дезинформацией» и пропаганде «правильных» взглядов нужна отдельная статья, потому что неудачи именно на этой линии фронта фактически свели на нет летнюю кампанию вакцинации.

Но на этот раз подробно об этом говорить не будем, потому что наша задача иная.

Предполагалось, что в любом случае ситуация будет проще, чем зимой. Ведь в феврале, в самое тяжелое время, вакцины еще почти не было. Вакцинировали только медперсонал. Однако с мая вакцины стали доступными без ограничений для всех (не будем говорить о детях). Это было истолковано нашими стратегами как фактор, исключающий возможность широкой контратаки ковида. Поэтому усиление оборонительной линии было отодвинуто далеко на второй и даже третий план. Тут подразумевается увеличение пропускной способности больниц. Хотя деньги (87 миллионов евро) были распределены и количество коек, оснащенных полным медицинским оборудованием, было увеличено, это направление, определенно, не было приоритетным для Павлютса.

К сожалению, уже в августе стало ясно, что летняя кампания провалена и ковид может перейти в контратаку. Выяснилось, что привитые не только сами заболевают, но и передают инфекцию. Поскольку вакцинированным, не без усилий правительственных пропагандистов, было сказано, что им обеспечена полная безопасность, они не повиновались практически никаким реальным ограничениям (формальные маски для лица и обязательные прикрытые носы, конечно, не могут считаться значимой защитой) и без малейшей задержки (неосознанно) заражали других. И вакцинированных, и невакцинированных.

В сентябре на первых линиях фронта (в медицинских кругах) началась трудно скрываемая (в некоторых случаях даже демонстративная) паника/ В больницах в одностороннем порядке объявлялись локальные чрезвычайные ситуации, а глава Службы скорой медицинской помощи Лиене Ципуле назвала ситуацию катастрофической. Единственным спасением был назван жесткий локдаун. Однако довольно бесполезные и сильно запоздавшие ограничения, которые длились до июня, а также преобладающая идея пропаганды – вакцинированным все двери настежь, невакцинированным все закрыть - сыграли свою плохую роль.


У общество к идее жесткого локдауна сложилось скептическое отношение. Есть отдельные активные лоялистские пузыри, участники которых готовы сидеть на жестком карантине столько, сколько потребуется, потому что их работа и доход какое-то время не пострадают, но остальная часть общества все чаще ищет нового козла отпущения для накопившегося гнева и недовольства. Поскольку Шлесерс и Гобземс мало что решают и их акции протеста массовостью не отличаются, маловероятно, что они на них удастся свалить ответственность за провал на фронте. Долгое время и до сих пор пытаются обвинить непривитых, но становится все более очевидным, что именно вакцинированные люди, которые считают себя абсолютно безопасными, являются одними из основных переносчиков инфекции.

Тогда остаются уже упомянутые Кариньш и Павлютс. Сложно сказать, кто из двоих больше виноват, но хотя бы один должен нести ответственность за провал на фронте.

В противном случае политическая безответственность в Латвии, которая носит уже патологический характер, ставит под угрозу будущее нашей политической системы, так как еще большая эрозия политической ответственности может вызвать необратимые последствия в системе.

Источник: Neatkarīgā

Перевод: Freecity


19-10-2021
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Журнал
№11(140) Ноябрь 2021
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»
  • Мнение бизнеса : страной управляют всадники без головы
  • Где найти работников?
  • Елена Бушберг: <<OLAINFARM>> ждет большое будущее>>
  • Блеск и нищета латвийской королевы прессы
  • Эмигранты любви: опыт Канады